Как у нас отобрали Луганск - рассказ очевидца

В рамках проекта «Диалог для мира и интеграции», реализовывая творческий потенциал патриотов Украины, направленный на развитие мира, построения мирных процессов, начинаем публикацию истории луганчанина, очевидца того, что происходило в Луганске в 2013-2014 годах. История, которая, надеемся, будет одним из этапов на пути к развитию мира и объединения Украины.

Начало.

2013-й.

В четверг 21-го ноября, немедленно после заявления Азарова об отказе подписать соглашение Украины об Ассоциации с ЕС, и параллельно с киевскими студентами, вечером, у памятника Тарасу Шевченко в центре города собрался Луганский Евромайдан. Возвращаясь с автостоянки вечером и проходя через сквер, я оказался в числе первых его участников. Около 50 человек и я среди них на фотографии первого вечера многострадального Луганского Евромайдана.Луганск евромайдан

Стремительно побежали деньки, вечером – обязательно час-полтора на «майдане», в основном молодежь, студенты, журналисты, захаживают и более маститые городские активисты, общественники. Повеяло ветром перемен, отчасти восстановилось ощущение движения октября 2004 года – начала «оранжевой» революции. Без получения последних вестей с киевского майдана и обмена мнениями и новостями, не ложились спать. И чем больше росли надежды, тем больше во сто крат нарастала тревога: «А вдруг сорвется, разгонят?»

В эти дни я отмечал день рождения – гости разошлись поздно, заснул под утро, не посмотрев новостей … Утром – сногсшибательная новость о разгоне в Киеве. Ни минуты не жили без вопроса: будет реакция или нет? Какая? Как у Маяковского: «Будет любовь или нет? Какая – большая или крошечная?

В нервном ожидании пролетели дни, наконец, утро воскресенья 1-го декабря, площадь у памятника Шевченко в сквере Университета в Киеве. Выхватываем кадры прямых репортажей множества стримеров, растет уверенность: БОЛЬШАЯ!  Ребята еще в ночь выехали в Киев машиной, с 12-ти дня сообщают: «есть миллион»! Не верилось, но когда реки демонстрантов стеклись к Михайловской площади, стало очевидным: миллион есть! А это значит, есть начало! 

киев евромайдан                                                                                                                                  Топтание на месте

События в Киеве затмили прочие текущие дела: работа, встречи, переговоры – все шло под знаком событий на Майдане. Но лишь первые дни вселяли оптимизм: еще никто не ожидал того болота, в которое превращается река революции с каждым днем, неделей, месяцем. Шаги на месте! Как это знакомо и как часто это повторено в истории, когда упускалось время, пропускался нужный момент и наступало поражение. В голове вертится образ Эдуардаса Межелайтиса «Zingsniai smely» («Шаги в песке») – о подобной бесплодной потере времени в истории предвоенной Литвы, когда, казавшаяся уже победившей демократия, из-за бесконечных оттяжек резко сменилась приходом к власти тоталитарного Антанаса Сметоны.

Потянулась бесконечная тягомотина ничтожных майданных событий; пустые выступления лидеров ни о чем, ничем не подкрепленные требования к власти, мелкие стычки. Никто не понимал, каким должен быть следующий шаг. Наши представители – на Майдане, луганская палатка всегда полна, связь с ними постоянна, выводов – никаких, только ожидание …

В самом Луганске понимание только одного – ежедневно выходить на Майдан, по воскресеньям – расширенные митинги численностью до полутора-двух тысяч человек. Так, в волнении и ожидании пролетели декабрь, январь, пошел февраль. 

Взрыв

Начавшиеся расстрелы демонстрантов на Майдане многих привели в шоковое состояние, лично для меня это обернулось расстрелом собственного мозга. Еще осенью, бывало, во время чтения лекций вдруг почувствую легкое головокружение, как бы утерю адекватного восприятия окружающего, но длилось это доли секунды. Обратил внимание, что с нарастанием политического кризиса все труднее стало справляться с повышением кровяного давления. В самый пик событий 20-21 февраля «скорой» был доставлен в больницу, в которой уже на второй день с воодушевлением приветствовал происшедшие в изменения в руководстве страны. Прилив позитива, одновременно с улучшением состояния длился не долго, лишь до 8 марта, когда был выписан домой.

Русский шабаш: пролог

Выйдя в город, я обрати внимание, что за время моего короткого пребывания в больнице, в городской среде появилось нечто новое и неприятное: оказывается, дух победы, две недели витавший на сходках Луганского евромайдана и патриотических митингах явно сходит на нет. Это был пролог «русского шабаша».

Луганск русский мир

         9 марта, впервые выйдя на митинг по случаю дня рождения Т. Шевченко, я оказался в самой гуще участников, внезапно атакованных сотней молодцев криминальной внешности с палками, битами, железными прутами. Ретируясь к заданию областной администрации и взывая присутствующую всегда на подобных мероприятиях милицию к осуществлению своих уставных обязанностей по предотвращению беспорядков, впервые обратили внимание на то, что большинство «ментов» все больше склоняется на сторону совершенно нового для Луганска пророссийского шабаша. Какое-то время кучки «витренковцев», всяких последователей славянского единства, почитателей Святой Руси и Путина собирались как оппоненты патриотов на противоположной стороне главной улицы города. Но вот, 9-го марта, они усилились до открытого нападения. Наши городские завсегдатаи обратили внимание на большое число в толпе нападавших чужих, неизвестно откуда взявшихся людей. С этого момента Луганск стал наводняться чужаками – ростовскими блатными, донскими казаками, наемными охранниками и боевиками, и все – под эгидой спецов из московских и питерских штаб-квартир российских проимперских, а иногда и фашиствующих организаций, подобных печально известному РНЕ («Русскому национальному единству»). Конечно же, как уже стало понятно позже – не без общего руководства со стороны ГРУ Генштаба ВС России. Следующей волной, но это будет уже в апреле-мае, пойдут вооруженные наемники и военнослужащие российской армии.

Трудно выразить словами то, что пришлось наблюдать и переживать в Луганске в то время, думаю, подобного «замеса» событий не было ни в какой иной точке Донбасса, ни вообще нигде и никогда!

Почти одновременно в разных сферах городской жизни, как грибы, пошли в рост ярые выступления против Майдана, руководства Украины, пророссийские митинги, на которых уже открыто призывали: «Путин, Россия, помоги!».

На лекциях в университете ранее бывшие тише мышки студентки из Краснодона, Свердловска и иных южных городов области стали задавать провокационные вопросы, открыто провозглашать неприятие украинских реалий. Малограмотные еще будущие экономистки с уверенностью (переданной им, видимо, родителями), сообщали о том, что вот уже шахтеры Краснодона не платят налогов в Украину и город живет на полной самоокупаемости и не требует от Киева ни копейки, и прочая и прочая чушь. Никакие доводы и объективные данные больше не имели никакого веса, и раскол пошел в среде интеллигенции, преподавателей, работников культуры, среди друзей, близких.

В случайной встрече во дворе с коллегой – сыном в прошлом популярнейшего человека – секретаря Луганского обкома партии, члена ЦК КПСС, спрашиваю:

– Ну, ты по-прежнему поддерживаешь все это? Ведь наши отцы были руководителями Луганской области, в составе Украины, членами Компартии Украины, твой – был членом ее ЦК, патриотом Луганска.

– Ничего это не значит – отвечает – это были как разные комнаты в одной квартире.

– Так ты за возврат в СССР?

– Безусловно, и мы вернемся туда….

С близким коллегой-однокашником по многим нашим житейским и служебным «негараздам»:

– В чем смысл твоего непринятия Украины?

– Эта страна растоптала мои права пользоваться своим родным русским языком, они назвали нас, русскоговорящих, быдлом! 

И это из уст тонкого ценителя литературы, искусства, интеллигентнейшего человека, демократа. Именно он в свое время, в бытность борьбы с КПСС привез в Луганск одного из виднейших критиков партийного режима журналиста Юрия Щекочихина, который стал народным депутатом СССР от Луганского округа!

И подобное приходилось слышать от множества «доцентов с кандидатами», а особенно – от представителей культуры, медицины, учителей, молодежи …

Паралич власти

Не видеть печального конца начинавшегося процесса могло только украинское руководство. Последовали новые назначения губернатора, начальника областного управления милиции, начальника СБУ и других важных персон – все из давно и всем известного списка казнокрадов, прислужников партии регионов и ее главарей. Все давали патриотические клятвы, но в самый острый момент – все предали.

Встреча "народного" милиционера Науменко с общественными активистами Луганщины

Итак, месяц, начиная с 9 марта и по 6-е апреля, когда пророссийский шабаш набирал обороты, украинское руководство молчало, набравши в рот воды.

Ни единой реакции, ни единой попытки прислать сюда своих представителей, обратиться к населению с разъяснением своей позиции, ни с обещанием, хотя бы, на месте разобраться с требованиями людей.

Теперь сходки ежевечернего евромайдана проходили при участии доморощенной охраны на фоне милиции, которая теперь присутствовала лишь в виде декорации.

милиция сквер памяти Луганск

Группы антиукраински настроенных гопников, в дневные часы дня сами взбирались на постамент памятника Тарасу и все настойчивее орали: «Ре-фе-рен-дум!», «Услышьте Донбасс!», «Донбасс не должен кормить «Украину!», «Русскому языку – статус государственного» и, наконец «ЛУГАНСК – ЭТО РОССИЯ», «РОССИЯ, РОССИЯ …» …

Редакционное лирическое отступление о том, что и в апреле общественные активисты Луганщины проводили акции в поддержку Украины ... 

Восстание плебса

Это выглядело именно так: восстание плебса. С утра к центру города стягивались группки и ручейки плохо одетых, грязных, с матюками и плевками молодых людей, а также более серьезных типов из бывших афганцев, недовольных чернобыльцев, редких казаков и множества непонятных лиц в камуфляже. Все с палками, битами, железными, прутами, многие – с наполовину перевязанными лицами, кое-кто – а масках, подвозились и небольшими автобусами, как оказалось, из области. Толпа сгрудилась у здания Луганского областного управления Службы безопасности Украины (СБУ), возглавляемого Петрулевичем, назначенным накануне господином Наливайченко, не без согласования, конечно, с Турчиновым …

Произошедшее потом не стоит описания, результат – «битком набитое» офицерами неприступное здание СБУ сдали гопникам, вместе с сотнями автоматов с множеством патронов к ним. В тот день, 6 апреля, трудно было дать оценку тому, что случилось, только горечь переполняла. Следующий день принес наконец хоть какую-то реакцию руководства – 7 апреля Турчинов подписал указ о начале АТО. Первое время это вселяло зерна надежды, но последующие события показали, что это не начало решения проблем, а наоборот, это – начало войны. 

С ужасом ожидали мая, 1-го, 9-го дней, когда пророссийский шабаш на фоне «дедывоевали» мог взорваться новыми всплесками. Но пока, в апреле, нападения гопников с холодным оружием на участников майданов участились, к концу месяца стали систематическими.

Вот идет очередной митинг со знаменами Украины, проукраинских партий. Вдруг, докладывают выставленные майдановцами пикеты:

– Со стороны СБУ движется огромная толпа «колорадов» с палками и прутами. Все собрались в тесную группу, сгрудились вокруг Шевченко, 20-30 человек вышли к краю площади навстречу гикающей и улюлюкающей толпе…

Для начала – легкие оплеухи, серьезной драки пока нет. Выходим вперед те, кто постарше.

– Ребята, чего вы хотите. Здесь проходит мирный митинг сторонников Украины. У Вас свой митинг, давайте не будем мешать друг другу…

– Выдайте нам членов «правого сектора …» … Вон, тот, лысый. Давайте его сюда…Он из «Свободы» …

Пытаются протолкнуться через нас ближе к памятнику. Девчонки, взявшись за руки огородили собой оставшихся у памятника 50-70 человек. Сутолока, толкотня, мат…но, все же ситуация утихомиривается. Позабирав свои биты и железные пруты, «колорады» ретировались в свой лагерь у СБУ. 

         Финал апреля был жутким. В ожидании событий 1-го мая все дни конца апреля центр города, как шахматная доска, был поделился на квадраты, черные и белые. В каждом квадрате, в зависимости от цвета, с самого утра группируются люди, поддерживающие или представляющие определенные силы. В одном квадрате (белом?) – группа охраны территории майдана во главе с инициатором создания первого батальона территориальной обороны «Темур»,

Темур Юлдашев о необходимости создания самообороны ... 

Тимур Юлдашев, герой последующих боев, сложивший голову на Саур-Могиле. Жуткие ассоциации – это ведь кордон многомесячного противостояния германских и советских войск в 1942-м при сдаче, и с весны по осень 1943-го – при освобождении Донбасса. В другом квадрате (черном?) кучкуются прибывающие в город донские казаки с миссией охраны от «бендеровцев» и Правого сектора.

Далее квадрат так называемой «Луганской гвардии», путинцев, выступающих за включение Донбасса в Новороссию, квадраты майдановцев, антимайдановцев, «титушек» и т.д. и т.п.

Центр кипения – лагерь восставших у СБУ. Сюда иногда прибывают эмиссары – из местных органов власти, с уговорами «не шалить», от киевских регионалов, с миссией поддержки «новороссии» и призывами к наступлению – Царев, с миссиями утихомирить ситуацию – эмиссары от Ефремова, Медведчука, Ахметова, из России … Некоторых задерживают на несколько дней… Стали хватать активистов на улицах и бросать в подвальные застенки практически во всех административных зданиях города. На моих глазах выскочившие из автомобиля с автоматами на перевес и винтовкой, подставленной к виску, вывели из кафе молодого человека и затолкали в автомобиль. С каждым днем подобных эпизодов становились все больше.

Что делать? Фото- и видеорепортажи о событиях в городе усилиями наших ребят-стримеров передаются мировым агентствам и появляются в СМИ Европы и Америки ежевечерне, чувствуется, что не только мы, затаив дыхание и скрепя сердце наблюдаем за ходом дела, но и подключается весь мир.

Прямо скажем: кроме украинской власти. Оттуда – тишина, полная тишина. Ни контактов, никакой поддержки демократическим силам, никаких попыток и к началу переговорного процесса с восставшими, их представителями, в лице которых на том этапе могли еще выступить находящиеся на своих местах региональные власти. НИЧЕГО. На Луганский евромайдан прибывают второстепенные представители киевского политикума, ни на что, кроме словесной поддержки, не способные. Некоторые предпринимали попытки переговоров с захватчиками СБУ, промелькнули лица некоторых народных депутатов.    

24.04.2014 года состоялось заседании Общественного совета народного доверия Луганщины с участием главы Луганской областной администрации Болотских М.В. 

И вот 29 апреля.

Ожидание 1-го мая, видимо, стало невыносимым всем сторонам. С утра центр города наполнился криками, гиканьем и улюлюканьем, гром которого перекрывал сигналы автомобилей, со всех сторон понеслись возгласы:

– Толпа движется от СБУ к обладминистрации (ОГА) … Они вооружены … У них автоматы …

на ОГА Луганск

на ога

Это началось часа в 2 дня. К 5-ти вечера громогласный митинг-шабаш пророссийских сил у накрепко закрытого центрального входа ОГА, внутрь которой еще с вечера был заведен батальон милиции с оружием, дошел до апогея. Первые атакующие полезли по архитектурным деталям фасада к окнам здания, под ударами железных прутов полетели толстенные стекла окон первого этажа. Первые лазутчики уже начали проникать внутрь здания, как вдруг, остановились. Поддерживающая и гикающая толпа взорвалась ором возмущения: «Вперед!», «Знамя России на крышу здания! Здесь Россия! … »

Надо сказать, что диспозиция толпы у здания постоянно менялась. Если вначале спиной к центральному входу стояли немногочисленные защитники ОГА из числа патриотов, а нападавшие окружили всю площадь по ее периметру, то теперь уже все изменилось. Примерно 50-70 метров вдоль здания занимали плотно сгрудившиеся, копошащиеся, орущие орки, численностью до тысячи человек, в 70-100 метрах от здания тонкой полоской расположились отступившие патриоты, численностью не более 200-300 человек, частично смешавшиеся с толпой зевак, общее количество которых превышало и тех и других.

Что происходит на первом этаже ОГА – совершенно не видно и непонятно, что остановило врывающиеся в здание через окна толпу. И вот наладилась мобильная вязь с нашими молодыми ребятами-стримерами, заблаговременно пробравшимися во внутренний двор ОГА…Пошла первая отрывистая информация из надежных источников: «Милиция получила приказ к обороне …».

Прилив надежды отозвался гулом в дальних рядах кружившей ОГА толпы. Напряжение нарастало: 6,7,8 часов вечера! Вдруг, что-то произошло!  Под гром и визг криков рухнули несколько окон и туда ворвались первые повстанцы.

Пытаемся добиться от своих информаторов:

– Что происходит?.. Остановят выше первого этажа?  Удержат…?

Но в ответ неутешительное:

– Сдают!

Через час над зданием повисли трехцветные тряпки…Все закончилось часам к 11-ти, когда уже в темноте из внутреннего двора ОГА вышел с оружием «квадрат» волынской милиции и направился под улюлюканье толпы к месту своей дислокации, где они расположились, прибыв в Луганск в командировку несколько дней назад. Позднее очевидцы рассказали, что когда волынцы расчехлили оружие и, получив приказ оборонять здание, приняли соответствующее положение, руководство луганского отряда с более весомыми погонами предупредило, что «наши будут защищать горожан». Потом шли 2-3-х часовые переговоры, в результате которых волынцы отстояли право выйти со своим оружием, которое требовали у них изъять луганские менты и подоспевшие к ним представители протестующих.

волынь айдар

                                                                                                        Пошел май!

Это был месяц значительных событий, проходивших под знаком полного поражения украинского государства. Только штрихи.

Возвращаясь из университета домой у центрального подземного перехода вдруг вижу, как из остановившейся машины выскакивает Ляшко и бросается на толпу: «Що Ви робите, Ви, громадяни України, гоніть цю проросійську гідоту…», а происходит это в двухстах метрах от СБУ, которое, благодаря баррикадам, превращено в неприступный лагерь (опыт Киевского Майдана использован на 100%!). Попадает прямо в мои объятия:

– Олег, что же молчит Киев? Что происходит…

Не успев получить ответ даже от столь реактивного Ляшка, мы оказались в плотной толпе перепрыгнувших чрез парапет, отделяющий тротуар от дороги, прохожих. С криками: «Бей его, пошел на х…, пшел в Гейропу…» толпа наперебой закидала нас тумаками.

– Дайте мне впиться когтями в его рожу – визжали женские голоса…

– Ну нічого, я повернуся … Але на чолі народного повстання – отбиваясь кричал Олег …

Подлетевшие к нему наши друзья схватили его и затолкали в машину, откуда, пока она разворачивалась, летели матюки Олега.

– Росії їм забажалося. Чемодан, вокзал, Росія … Подонки, мать вашу..

Примерно 28 апреля. Посещение кандидатом в Президенты университета. В актовом зале Порошенко начинает со вступительного:

– Якою мовою розмовлятимемо? Та звісно, Ваш заклад – це дійсно найвідоміший центр українства на Донбасі, так що – українською?! 

Встреча происходит в центре города в трехстах метрах от захваченного СБУ, пятистах – от захваченных зданий ОГА, Облвоенкомата, Облпрокуратуры, Апелляционного суда и под окнами автоматчиков с колорадскими лентами, засевшими в одном из многоэтажных зданий общежития университета, прямой наводкой наблюдавшими за встречей в актовом зале…

Вдруг, через 15 минут после начала встречи гаснет свет. В полутемном зале – секундное замешательство и полная тишина. Пользуясь случаем и желая вывести ситуацию в какое-нибудь русло, я обращаюсь к кандидату в Президенты:

– Петр Алексеевич, профессор Соколов. Я намеренно задам Вам вопрос на русском языке, что бы Вы представляли, что в Луганске есть сильнейшая проукраинская русскоговорящая прослойка, кстати, ежедневно собирающая митинги евромайдана, посетить который сегодня я приглашаю и Вас. Но вот ситуация осады, в которой мы находимся.. Вы обещаете, в случае избрания Вас Президентом, применить все имеющиеся у Вас силы и средства для стабилизации ситуации в Луганске и других городах Донбасса, где сложилась подобная обстановка?

Дякую за запитання. Зараз перед народом України стоїть питання вибору. І я уперше, тут, на луганській землі заявляю, що ми маємо унікальну можливість, як ніколи раніше, об’єднатися навколо української ідеї. Уже зараз практично очікуємо, що день виборів може закінчитися результатом, який продемонструє всьому світові єдність українського народу, його вибір на користь світових цінностей…

И так далее и тому подобное… Речь шла о только что полученных им последних данных социологических исследований о возможности победы в первом туре…

Потом – быстрый отъезд, и это было связано уже не просто с теоретическими, а фактическими нараставшими угрозами безопасности и самой жизни кандидата в Президенты Украины в оккупированном сепаратистами, гопниками и террористами Луганске. Рассказывали, что сопровождавшие его милиционеры еле пробились через «ментовские» же посты, у которых на антеннах их машин развивались колорадские ленточки.

референдум 11 мая

       11 мая – референдум. С утра город почти пуст, напряжен, где-то чувствуется «движуха», где-то идет что-то вроде голосования за предоставление статуса независимости Луганской Народной Республике …

25-е мая. Если еще вчера было ожидание, что утром, как всегда, пойдем к своим местам голосования и примем участие в выборах Президента, то утром стало ясно: все изменилось окончательно. Прошелся по центральным точкам для голосования: Кукольный театр, здание «Укркоммунбанка», 20-я школа – везде люди в камуфляже с автоматами наперевес …

продолжение читайте тут

Коментарі

Кількість коментів у цієї статті: 0

Залишити коментар

Вашу адресу електронної пошти не буде опубліковано.